tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

Подборка стихов Томаси

Маленькое предисловие.
Сборище стихов моих крайне пестро, собирать их в букеты можно долго , букеты выйдут разные.


Ну, вот напимер исторически- культурологическая подборка. Нечто плутоническое: "помни о смерти", как сказал поэт.


Томаси (Татьяна Томпакова)

Любовь к истории

Смерть Павла Первого

Курносый Гамлет.
Восковая бледность.
Парик напудрен,
Перхоть в волосах.
В России полночь-
Время на часах.
В душе, как в зеркале
рябеет -
Смерклось.

Свет белой ночи выеден - белок.
Желток кувшинки каблуком
                                    растоптан.
Цветок увял в сафьяновой коробке.
Сам Император Павел рвал цветок.

Хиреет чувство - сдавлено тоской,
Хиреет мысль - раздавлена бумагой.
Хиреет правда, слава, честь, отвага.
"Всё будет как при бабушке, друг мой!"

Курносый Гамлет
На столе в гробу.
Почетный караул.
Всё свечи, свечи…
Ну что ж,  пора весне,

Ведь утро лечит.
"Ах, Александр!
Как он хорош собой!"

ОСЕННИЕ ДНИ

Золотою листвой
Опрокинули спелое небо.
Шли так ласково, тихо,
чуть-чуть не касаясь земли.
Принесли нам грибов и рябины,
Вина с теплым хлебом.
На ворчунью ежиху
Лучший сон пошутив, навели.

Были лица их светлые радостны,
Но глаза их печальны.
И когда уходили они –
Наступила зима.
Дни осенние тихо прошли
Не открыв своей тайны.
Только золото листьев
Мерцает о них в наших снах.

Смерть

Земля пьет песню воды.
Облака в пересказе дождя,
К солнцу рванулись цветы.
Капли по листьям скользят.

Дома хотят стать песком -
Рассыпаться, замереть.
В платке, в сарафане простом
С косою идет
Смерть.
Вычищен сарафан,
Рыжий скошен каблук.
Но пал
На землю туман.
И все укачал вокруг.
Ты еще не умрешь.
Дождь вместе с Ночью ушел.
Наслушалась, напилась Земля.
Рассвет. Хорошо!

Осиновый огонь

Осиновый огонь Марины
Горит в ночи.
Из рук медной нереиды
Течет вода.
Под одной крышей
Гость и Злость.
Пятницей, ставшая Среда.
Райнер Мария Рильке заговаривает боль
образованной нищеты.
Роден на небе лепит из облаков.
Осиновый огонь Марины
Горит в ночи,
Приманивая на свет
Сбившихся
путников.


Марина

Души восклицанье.
Лицо вполовину,
В полвзгляда, в полслова, в полвздоха:
Марина!
Драконьи порывы, задохи, заплачки,
Драконьи браслеты и кольца и скачки
С препятствием
В терем
Шальной,
Золоченый
К тебе поднебесной
Морской нареченной.

А тот – благолепно
Посмотрит украдкой
На то как косынка
Сомкнулася складкой
Под горлом, кричащим горячею кровью.

Посмотрит украдкой
С алчбою –любовью.

Гордячка-полячка
Сомкнута навеки.
В объятиях смерти-
Как в олове
Реки.
В объятии мысли –
Как в олове
Флаги.
В объятии чувства –
В объятье бумаги.

Гордячка –немчурка
Сомкнута навеки
Трудами дочурки
В объятие века.

Не вырваться –
Рваться,
Не выхлестнуть – плёткой.
В объятии духа
Стремленьем коротким.

И снова и снова
На взгляды, на тризны.
В объятиях милой
Кровавой отчизны.
Как будто в объятьях
платка-багряницы.

А- А-А?!

Это Марина взлетает как птица,
Как пламя, На стремя
Над рочащем мыслей,
Упало на темя
Тень утренней рыси.

Взлетело над садом.
Взлетает как ветер.

А-А-А?!

Это Марина зарею завертит.

Завертит зарею,
Сомкнув её алой
Горячей петлею
На шее усталой.

В Санкт-Петербурге

Кентавров лица тяжелы
Стремленьем к похоти и воле.
Они, как мощные валы
Сирени буйной в чистом поле.

И трещины на их телах,
След времени,
что бьет не морщась
До сути, оголив костяк - до арматуры,
Ветром скорчась.

А день торжественно ленив,
Готов с тобой играть в лошадки.
На подоконнике горшок
И в нем цветок багряно сладкий.

Но мимо, мимо путь идет
На голову, обрушив небо,
Грозу, зацветшую сирень,
Громокипящий кубок Гебы.

Разночинские сумерки

Разночинские сумерки:
Рваный халат,
Вечерок растушеванный ночью,
Панталоны со штрипками,
Ношенный фрак,
На шинелишке бобрик источен,
Руки голые женщин,
Визг похожий на медь,
Вошь в кармане,
Блоха на аркане,
Карт захватанный козырь,
Небесная твердь,
Да чахотка зари над кострами.
Руки греют, мнут рукопись,
Шаркают, пьют,
Трудно воздух декабрьский глотают.
И , на женщин, бросая растерянный взгляд,
Из Некрасова что-то читают.
Развалясь в жестком кресле,
Коленки задрав,
Задевают соседей локтями.
Разночинские сумерки,
Тонкий ледок.
Рот в чернилах.
Да грязь под ногтями.

Но из этого лепится
Сон номер пять и,
Пузырясь ,растет в идеалы.
Разночинские сумерки.
Рваный халат.
Взгляд горящий и профиль усталый.


Посмертная маска Рильке

Посмертная маска Рильке.
Тень пророка с полотна Эль Греко.
Райнер Мария стал бородатым ангелом сразу.
Отошел к Отцу и Духу, отошел в ту читую реку,
В которой строки стихов - волны-гребни
Подобны ,режущим правду алмазам.

Посмертная маска Рильке -
Арка в РАЙ, Вибрация формы.
Слепок Духа. Дух помнит, где был.
ОН вернется, Он вместе с нами воскреснет.
Посмертная маска Рильке - "Роза смежившая века и веки".
Посмертная маска Рильке - его последняя песня.
Tags: мои стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments