tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

А давайте... Клетка для фикуса 1

А давайте я выложу несколько своих рассказов с продолжением до Нового Года?
Начну с фэнтези...

КЛЕТКА ДЛЯ ФИКУСА


Клетка для Фикуса

Посвящается П. Савченко

Клетка для фикуса
1.

Я ныла в трубку телефона: «Ну, в чем я пойду в кино?»
Это же эпохальное событие - фильм по настольной книге секретарш. Как легко стать Золушкой, если у тебя чистое сердце и крестная - фея.
И вот как раз мне, нечего одеть на премьеру. Это так несправедливо!» С той стороны раздавалось что-то среднее между ежикиным фырканьем и прихлебыванием.
- Что ты там делаешь?
- Пью чай с твоим малиновым вареньем. Слушай, ну, нет денег на тряпки.
Не так важно как ты будешь одета, не все ли равно будут обсыпаны поп корном штанцы от Дольче и Габана или от фабрики «Красный партизан».
В зале темно, на улице в двенадцать,когда выйдем из зала, уже ночь. Никто не захочет на тебя смотреть.
- Это тебе все равно! Я знаю, на встречу с моими друзьями ты приедешь на велосипеде в желтой футболке. Я в такой день хочу быть обаятельной, как сто тонн тротила.
- Ну, нет у нас денег, мне в этом месяце ничего не заплатили за песни. Чтобы они дошли до наших звезд нужно прорваться в узкий круг нужных людей, а это деньги.
- Ты же хотел купить клубный пиджак и новые джинсы . Как же мы пойдем после кино в клуб?
- Мы ни в какой клуб не пойдем. Денег нет.
- Ясно!
Я огорчилась. С тех пор как в моей жизни появилось вихрастое кареглазое существо, все деньги, которые я зарабатывала секретарским трудом в фирме со сложным название «Сырбурстройкомплектсоюз» растворялись в воздухе. Я честно оставалась каждый день до десяти вечера на рабочем месте, но хрустящие купюры прямо из банковского автомата тратились на табулатуру, сборники поэтов Серебряного века и пакетики золотой кружкой Магги.
«Ну, не могу я жить без Ходасевича, понимаешь!»
Нельзя сказать, что мой любимый совсем уж ничего не зарабатывал. Один раз за этот год ему удалось продать свою песню за шестьсот долларов, и он купил себе новый велосипед.
-Это грамотный вел, настоящий байк!
-А чем он отличается от твоего старого велосипеда?
- Как ты не понимаешь? На нем можно делать трюки! Прыгать через палку.
Правда, денег после этой покупки стало не хватать еще больше, потому что байку потребовались зимние камеры, цепи и какие-то звездочки.
Я отчаянно похудела.
- А, что тебе, Катюха, так только лучше, какие глаза стали!»
Целый год я ходила в одежде, купленной еще до судьбоносной встречи.
Но все равно я была счастлива. Хотя слова любимого: « Прикупим клавиши, диск на комп и полное собрание сочинений Чехова » меня тревожили.
Но на этот раз я решила проявить характер. Отослала смс-ки друзьям, что в кино не приду. Села на кухне у окна и пригорюнилась.
Хотелось праздника, восхищенных взглядов, запаха мандаринов. Стоп – определенно хотелось чуда.
И тут в дверь позвонили.
На пороге стоял русоголовый бородач, в руках у него был коричневый футляр от контрабаса.
- А Стасика нет? - спросил гигант и моргнул.
- Стасика нет. А что ему передать?
- Да, если Вас не затруднит! - и бородач протянул мне футляр.
Все-таки в футляре был, наверное, контрабас, потому в футляре сначала скрипнуло, а потом пискнуло.
«Вы что со Стасиком решили в футлярах хомячков разводить?» - задала я невинный вопрос.
Бородач поморщился, попросил бумагу и карандаш и написал Стасу записку. Щуря голубой глаз, попросил футляр не кантовать и ушел.

Футляр громоздился рядом со шкафом. Я решила разложить по полкам выглаженные вещи. Где-то шумело море, пели птицы. Я довольно быстро управилась. Птицы продолжали петь.
Наверное, соседи завели у себя пару канареек, подумалось мне. Наступил поздний июньский вечер.
В пол-двенадцатого пришел Стас. Его желтый рюкзак был забрызган грязью, глаза горели. Последний раз в таком кураже я его видела, когда его велосипедная команда второй финишировала в «Бегущем городе».
Надо было бы пообижаться, но мне стало интересно, что так вдохновило Стасика. Я сразу же спросила: « Что случилось?»
- Мне наконец-то повезло, но как!
- Песню Киркорову продал?
- Да, нет! Помнишь, я тебе рассказывал про Гришу, которому всегда везет.
- Баянисту?
- Да нет, трубачу.
- Это тот, который в рулетку всегда выигрывает.
- Ну, не только в рулетку.
- Так вот, он должен был оставить здесь футляр.
- Ну да, вот записка от него.
Мы сидели на кухне, часы на плите показывали двенадцать ночи.
- Тебе не кажется, что где-то птицы поют? - спросил Стас.
- И море шумит. Я сначала решила, что это канареек соседка завела, а теперь думаю, у нее специальные записи для релаксации.
- Катюха, какая релаксация в двенадцать часов ночи?
- Заснуть не может, вот и расслабляется.
- Так, что там Гриша с футляром?
- Ну, он обещал пока у нас футляр, у меня все будет тип- топ.
- Ты в это веришь?
- Уже!
- Что уже?
- Я выиграл Форд Фокус.
- Как это?
- В казино пошел и там выиграл машину.
- Разве так бывает?
- Как видишь!
Ты думаешь, это с футляром связано?
Гриша сказал, что крупная удача будет приходить раз в месяц. Да, футляр открывать нельзя.
- Он, на какое время уехал?
-На два месяца .
- Ну, значит, точно Киркорову свои песни продашь.
Всю ночь продолжали петь птицы и шуметь море. Мне снилось, что я живу на берегу моря и ем апельсины с ветки.
Утром позвонил шеф и сообщил, что в нашей конторе прорвало воду. На работу нужно выходить только через два дня. Простой мне оплатят.
Стас отвез меня на рынок. Мы купили не только продуктов, но и новые джинсы мне .
Отправив Стаса с пакетами домой, я позвонила соседке в дверь.
Соседка с порога заявила, что никакую музыку по ночам не включает, вот мы… Но ее это, не раздражает. Просто нечего с больной головы на здоровую.
Я вернулась домой. Стас отмокал в ванной с новым полным собранием сочинений Антона Павловича Чехова.
Море шумело, птицы кричали. У Стаса было такое хорошее настроение, что я стала подозревать, что кроме машины он выиграл еще что-то.
Поставила пирог в духовку и начала убирать квартиру. В спальне шум моря был еле слышен. Я подошла с веником к футляру ближе, шорох моря стал слышен отчетливее.
На коричневой коже футляра скотчем была прикреплена записка Гриши: «Ближе 7-ми метров не подходить! Не открывать! Не кантовать!»
Я пошкарябала веником вокруг. Прошлась по паркету влажной тряпкой. Вытерла пыль с полированного шкафа, сузив круг у футляра. Мне показалось, что от футляра запахло белыми цветами, йодом. Я прислушалась- заплакал грудной ребенок.
Может быть в футляре работает новый японский видеомагнитофон с запахами. Я читала, что скоро такие появятся. Но почему это связано с выигрышами?
Самое время было вынимать из духовки яблочный пирог . Стас заварил крепкий чай и расставил чашки.
- Вообщем, так Стасик, - сказала я, наливая чай, - Эта музыка раздается из футляра и шум моря, и запахи и крик грудного младенца. Что будем делать?
- Подождем два месяца и отдадим Гришане футляр.
- Нет, мы сейчас же откроем этот футляр.
Бибикнул мобильник Стаса.
- Гриша смс-кой напоминает, что футляр трогать нельзя.
-Хорошо, ты берешь футляр и едешь жить в какую-нибудь гостиницу. К другу, куда хочешь. Ты не звонишь мне и не говоришь , где живешь до возвращения Гриши.
- Я уверен, что там какой-нибудь комп работает. Ничего особенного. Не сердись! Ладно, давай посмотрим!
Мы почему-то на цыпочках дошли до футляра и я щелкнула застежками.
Ну, ни фига, себе! В футляре был домик. Он висел в призме молочного цвета. За домиком находился песчаный пляж с соснами и море. Пели птицы, светило солнце. На окнах висели желтые занавески. На крыльце стояла синяя коляска. На крючке перед дверью висела клетчатая сумка. Из сумки выглядывал багет, горлышко бутылки с молоком и зеленые перья лука.
В колясочке кто-то ворочался.

Продолжение следует...
Tags: моя жизнь, моя проза, пишу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments