tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

Сегодня–5 лет со дня смерти Владимира Таблера

Оригинал взят у notabler в Сегодня–5 лет со дня смерти Владимира Таблера

Евгений Орлов, замечательный русский поэт и лучший друг моего брата, у себя в Риге ведет вэб-сайт, где организуются потрясающие конкурсы русской поэзии. И он делает для сохранения памяти о Вове больше, чем кто бы то ни было.

Вот и сегодня он запостил огромную подборку, сделанную на основании единственной изданной друзьями книги брата, с предисловием Льва Аннинского, с его песнями, которые, при всем моем желании, я не умею размещать в ЖЖ.

Так что тут я публикую только небольшой кусочек этой публикации, а остальное – на сайте http://stihi.lv/zhivaja-lenta/471-ad-memoriam/30799-segodnja-maja-denj-pamjati-vladimira-tablera.html#jacommentid:51599

Сегодня - День памяти поэта Владимира ТАБЛЕРА

tabler

ТАБЛЕР Владимир Оттович (2 февраля 1957 года - 22 мая 2010 года). Русский поэт. Жил и творил в Каунасе (Литва).

Из цикла "Цветная ложь"
* * *
Где эти комнаты, где проживало счастье?
Дверь приоткрылась бы, в малую щелку - шасть я!..
И ведь знакомы стены и пол, да и дверь сия ведь...
Дождь за окном говорит и сирень сияет.
Можно пойти наломать вороха махровья.
В зеркале олух влюбленный - глаза коровьи.
Очень печальные то есть... Боясь до колик,
бросить сирень в окно ей, на подоконник.
Или не дождь, а солнце - пали, не жалко,
носит по улице радугу поливалка.
Тени от листьев - сечку, рванье, обрезки -
лето качает в колышимой занавеске...
Слышу родителей - в кухне, вернулись с рынка...
Яблочный запах. Боже, - ранет, пепинка...


На косяке узнаю эти зубчики - метки роста.
Все насовсем, то есть невозвратимо просто...
Были потом удовольствия, кайфы, неги.
Реки молочные были, и арфы в небе.
Нынче, казалось бы, тоже - и цвет, и смак тут.
Но почему-то яблоки так не пахнут.
Смотришь на мир водянистым и сытым взглядом,
не замечаешь сирени, кипящей рядом.
В жизни то ямы, а то - в основном - равнина.
Все хорошо. Замечательно. Непоправимо.
* * *
Мы станем птицами, я верую -
любовь крылата и нетленна.
Наверное, ты станешь белою
и черной стану я, наверно.
Вдвоем мы воспарим над крышами,
не присоединяясь к стаям.
Средь черных птиц ты будешь лишнею,
чужим я белой стае стану.
Умчимся в дальнее пространство мы,
пронзая небеса предместья.
И вечным будет наше странствие
крыло к крылу - навеки вместе...
* * *
Вечер. Тракай, а закат - токай,
все охмелить собрался.
Играй, скрипачок, этот рай смыкай
с глюками твоих брамсов.
Замок замолк, на вратах - замок.
Нежить вот-вот завоет.
В стакане туман - на большой глоток,
чтоб заложить за ворот.
Пьян рыболов (он лицом рябой),
не избежал поимки.
Сазану-кукан, а ему - любовь
к барменше-караимке.
Ах, он топырит, неся стопарь,
грязный кривой мизинец.
-Пью за тебя!
А она :
-Ступай!
Калика, проходимец...
Вечер- он мастью чернее треф.
Сам себя спросишь: "Кто ты?"
Пес ли ты рыцарь, иль так, пся крев,
родина злой икоты...
Дворник
Робкий свет зари повис,
дворник взялся за труды -
выметает вторник из
окружаюшей среды.
У него перчатки - шик,
у него метла - улёт.
А он ею - шух да ших!-
и под нос себе поет.
Эта песнь - не вой щени,
ему сферы муз близки -
то есть из "Хованщины",
потому как - Мусоргский.
Он, как шайбу - с пяточка.
У него бросок - мощА!
У него жилеточка
светоотражающа.
Хоть Николой наречен,
у него дворов - пять штук,
и размерами причем -
есть, где - ших и даже - шух!
Ты мети, Колян, мети,
коль служенье таково.
Может, вовсе нетути
дел важнее твоего.
Даже если жизнь утла,
знаю, что не сдамся злу,
коли раненько с утра
слышу Колину метлу.
*


Tags: поэты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments