tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

Но даже своими зубами тебя удержать я не смог...

НЕКРАСОВ


Художник Венецианов

Я не любила Некрасова в школе. Лубок какой-то - карикатура пополам с примитивом для мужиков, чтобы "несли с базаров".
    Верхом поэтического косноязычия было зубрение бессмертных строк"Как женщину ты Родину любил".
Ну и как-то нам дали задание выучить любое стихотворение Некрасова.

И я выучила...

* * *
Где твое личико смуглое
Нынче смеется, кому?
Эх, одиночество круглое!
Не посулю никому!

А ведь, бывало, охотно
Шла ты ко мне вечерком,
Как мы с тобой беззаботно
Веселы были вдвоем!

Как выражала ты живо
Милые чувства свои!
Помнишь, тебе особливо
Нравились зубы мои,

Как любовалась ты ими,
Как целовала, любя!
Но и зубами моими
Не удержал я тебя...


Все в классе смеялись, когда я читала.

Но со временем Некрасов оказался вовсе и не скучен - да, желчен; да, в шаге строки упруг;
да, надсадно честен. Он был неровен, но оказался настоящим поэт.
Что-то мне нравится больше, что-то меньше, но отказать ему в истинном поэтическом даровании не могу.

СЛЕЗЫ И НЕРВЫ

О слезы женские, с придачей
Нервических, тяжелых драм!
Вы долго были мне задачей,
Я долго слепо верил вам
И много вынес мук мятежных.
Теперь я знаю наконец:
Не слабости созданий нежных,—
Вы их могущества венец.
Вернее закаленной стали
Вы поражаете сердца.
Не знаю, сколько в вас печали,
Но деспотизму нет конца!
Когда, бывало, предо мною
Зальется милая моя,
Наружно ласковость удвою,
Но внутренно озлоблен я.
Пока она дрожит и стонет,
Лукавлю праздною душой:
Язык лисит, а глаз шпионит
И открывает... Боже мой!
Зачем не мог я прежде видеть?
Ее не стоило любить,
Ее не стоит ненавидеть...
О ней не стоит говорить...
Скажи "спасибо" близорукой,
Всеукрашающей любви
И с головы с ревнивой мукой
Волос седеющих не рви!
Чем ты был пьян — вином поддельным
Иль настоящим — все равно;
Жалей о том, что сном смертельным
Не усыпляет нас оно!
___________

Кто ей теперь флакон подносит,
Застигнут сценой роковой?
Кто у нее прощенья просит,
Вины не зная за собой?
Кто сам трясется в лихорадке,
Когда она к окну бежит
В преувеличенном припадке
И "ты свободен!" говорит?
Кто боязливо наблюдает,
Сосредоточен и сердит,
Как буйство нервное стихает
И переходит в аппетит?
Кто ночи трудные проводит,
Один, ревнивый и больной,
А утром с ней по лавкам бродит,

Наряд торгуя дорогой?
Кто говорит "Прекрасны оба" —
На нежный спрос: "Который взять?"
Меж тем как закипает злоба
И к черту хочется послать
Француженку с нахальным носом,
С ее коварным: "C'est joli1",
И даже милую с вопросом...
Кто молча достает рубли,
Спеша скорей покончить муку,
И, увидав себя в трюмо,
В лице твоем читает скуку
И рабства темное клеймо?...
1861

Примечание
1. C'est joli — Это прелестно. (фр.)

Стало понятно почему он для трёх поколений был тем, чем для нас был Высоцкий.
Некрасов- это ведь не только народнические призывы " отнять и поделить", но просто необходимость говорить правду.
А она и царю и любимой женщине не всегда понравится.

Tags: мой XIX век, песни о Родине, поэты, русская классика, русские писатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments