tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

Про детство рассказ. ПОДСНЕЖНИКИ

ПОДСНЕЖНИКИ

Наш дом был желтым. Желтым с искрой. Если посмотреть на него сбоку, то искры сверкали на солнце. И на стене можно было увидеть дверцу, нарисованную солнцем- никому кроме меня не видную.

0_b5b48_d0ae0d48_XL.jpg



В саду под окном моей комнаты я закопала секретик: коробочку, выложенную бархатом на которой лежали переливающаяся всеми гранями хрустальная пуговица , веточка с почкой , перышко и колечко, сплетенное из проволоки. Сверху я заложила коробочку, аккуратно обрезанным стеклышком и присыпала землёй.
Прямо под яблоней росли подснежники.
Они расцветали среди снега самые первые . Вылезали из самого глубокого сугроба- зелёные побеги с тремя лепестками-стебельками. Слабо опущенные женские руки, но такие сильные – сильнее многих мужских кулаков.
Подснежники означали приход весны и весенних каникул. А значит должна была приехать мама из Москвы.
Подснежники означали, что через два месяца можно будет не топить печи. Что солнца будет все больше и больше. Вода перестанет замерзать в ведрах и её не нужно будет оттаивать в чайнике на горячей печке. Подснежники означали, что этот лёгкий холодный хлопок свежего ,подмороженного запаха нежности у лица, когда их нюхаешь, будет шириться и постепенно станет густым благоуханием цветущих деревьев. Зацветут вишни нежно белым и густо станет пахнуть мёдом и пчелами от цветущих яблонь и слив.Так пахнет силой и теплом от юбки мамы, когда сидишь у неё на коленях.
Подснежники означали, что весна пришла, иволги прилетят и совьют в березовой роще напротив нашего дома на большой березе гнездо- круглое гнездо на раскачивающейся нити-травинке. Высоко-высоко. Подснежники обещали счастье. Все вместе целое лето: мама, папа и я.
Ходить купаться на дамбу, ездить на милицейском козлике по грибы. Играть в колечко: «Колечко-колечко! Выйди на крылечко» и в бадминтон, и в прятки и в бояре-а-мы- к вам пришли. И читать стихи про Вересковый мёд из раковины в старинном Немецком парке рядом с Ратушей.
На перемене ко мне подошла Дина. У Дины были плоские глаза. и череп, как бы нарисованный в профиль. Я много видела таких черепов на иллюстрации Билибина к сказке «Василиса Прекрасная». Там такие черепа висели на тыне и горели желтым светом. Глаза Дины были не желтые,как у лошадиных черепов а белесо-голубые, но тоже горели.
-Таня,- сказала мне Дина. Говорят, у тебя в саду расцвели подснежники.
-Ну, да, расцвели.
-А можно мы придём и сорвём. Немного.
-Я не знаю, нужно спросить папу.
-Ну, подснежники-то твои.
-Мои.
-Ну, тогда и спрашивать не надо.
-Приходите, конечно.
Конфета была последняя, московская из маминой посылки: Белочки, Мишки на Севере , белые банты и яблочный мармелад в коробке. Фантики я прятала . И на уроке рисования перерисовывала белочку с фантика в альбом.
Мне хотелось, чтобы белочка прыгала и выгрызала ядра- чистый изумруд , но , изображенная в профиль, она походила на египетских людей, которых я видела в книге по «Истории искусств». Плоская морда и почему-то лошадиный череп.
Дина бросила мне записку . «Мы придем в четыре часа.»
В четыре часа я должна была зайти к папе на работу.
Я ответила
«Меня не будет дома. У нас нет собаки. Можете войти в калитку и нарвать цветы.»
Дина прочитала мой ответ и кивнула.
Я посмотрела, как ровно были пришиты кружева к её коричневому платью и как криво я сама пришила белые манжеты к своему.
По дороге к папиной работе я насчитала три , начерченных мелом, классиков.
Девочки уже гоняли коричневым ботинком упругую биту из-под обувного крема, тяжеленькую , набитую песком.
Клавдия Ивановна заканчивала протирать коридор.
-Танечка пришла. Пойдём налью тебе чая.
Секретарь Валечка набирала на электрической машинке, которая звенела, когда переводили каретку под папину диктовку «Постановление о проведении обыска».
Зелёные стены, выкрашенные краской до половины, сверху побелка, лампочка под потолком, запах бумаги и воздуха, пахнущего весной и кислым хлебом. Прокуратура была недалеко от пекарни.
Через двадцать минут Валечка пошла покурить, а я , ища клавиши, печатала на машинке.

РАЗКАЗ
О том, как ёжик убежал в лес.

Эта фраза далась мне трудно. А сколько было в пробелах текста. И мокрая зима и, истлевшая в клочья ,куча рыжих листьев, и холодная земля. И ёжик слишком худой, чтобы быть похожим на поросёнка. И подснежники , проклюнувшиеся рядом с зимним домом ежа.
Папу вызвали на происшествие и я пошла домой одна.
Остановилась у ограды, чтобы, как всегда , помахать , подснежникам. И увидела. Цветы были вытоптаны, вырваны из земли, размазаны зелёными брызгами по мягкой жиже земли. Виднелся след ботинка и каблука. Один цветок сбоку- замятый все-таки был жив. Я прикопала его поглубже и заплакала.
Я плакала весь вечер, разогревая на газовой плите макароны с тушенкой. Мы каждый день ели макароны с тушенкой. Обжигала пальцы спичками, от слёз , не могла зажечь газ сразу. Строчки "Тома Сойера" расплывались от слёз.
И уроки делались как-то криво.
Папа пришел и спросил :"Таня! Что случилось?"
Я рассказала ему о том, что девочки вырвали все подснежники и за-а-топ-таа-ли!
-Ну, это же цветы, они вырастут снова,- сказал папа.
Ты спать ложись. Утро вечера мудренее.
А утром он позвал меня в сад.
Весь палисадник был полон маленькими лиловыми крокусами.
Ночью вместе с шофером он выкопал крокусы на опушке леса и пересадил в наш палисадник. В потёмках они перепутали цветы.
Мой папа всегда был так не внимателен к цветам и внимателен к людям.

Tags: детство, мои рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments