tomasi (tomasi) wrote,
tomasi
tomasi

школьные годы чудесные или 3 попытки изнасилования (начало 1)

Я ненавидела мальчишек. Стая бешеных макак, взобравшееся на стадо безумных бегемотов. Эта игра называлась «слон» и играли в неё на переменах на пятачке перед кабинетом географии .
60.30 КБ сравни 34.94 КБ


Макаки, громоздясь на бегемотах, сталкивали друг друга на потертый линолеум. При этом одна команда должна была загнать ластик в стену перед кабинетом географии, а другая не пропустить бегемотов к вожделенной стене. Это была первая Стена Плача в моей жизни. Я до сих пор её помню. Она была того болотно зеленого цвета, которым почему-то красят туалеты на вокзалах и коридоры в школе. Вместо ластика всадник на бегемоте легко мог вмазать в стену мелкую девчонку. От постоянных случайных ударов в моей голове перед географией путались названия рек дельты Амазонки и столицы Чада. Впрочем, все мальчики, как один, дружно замирали, когда сорокапятилетняя уборщица, раздевалась до комбинации поросячьего цвета, и напяливала на себя синий халат тут же на пятачке. Думаю, что это был их первый в жизни стриптиз. Чесслово, она делала это при детях, не считая десять тринадцатилетних труднодышащих мальчишек за мужчин. Девочки тем временем показывали друг другу польский блеск для губ, стыренный у старшей сестры и хихикая, хвастались свежим лаком на большом пальце правой ноги. Девочки давали друг другу для заполнения конфетно-прекрасные анкеты. «Как ты думаешь, может ли мальчик дружить с девочкой?» Я не представляла, что можно дружить с представителем гикающих крокодилов . Я до сих пор помню вкус слёз, когда укололась о кактус в собственном портфеле. Мои тетради, исписанные чернильной ручкой кто-то из крокодилов заботливо усыпал снежком с подоконника. Я не представляла, что кто-то из моих одноклассников может превратиться в мужчину, с которым можно дружить, пить чай, оттопырив мизинчик, и обсуждать «Ярмарку Тщеславия» Теккерея и раннюю лирику Пастернака. В девичьей анкете на почетном месте красивым почерком отличницы было написано пожелание: «Что пожелать тебе не знаю, ты только начинаешь жить. От всей души тебе желаю - с хорошим мальчиком дружить». Между тем эти хорошие мальчики так таки имели свои забавы в раздевалке на первом этаже. На голову несчастной жертве женского пола набрасывалось пальто и стадо смраднодышащих йеху жадно ощупывало первичные (вторичные?) признаки девицы - красавицы, пока её душеньки-подруженьки бежали с мешками для обуви наперевес , чтобы лупить животных по спинам , стриженым головам и попам обтянутым синими штанами. Не верьте слезам иеху, это-слёзы крокодила. Крокодил не плачет - это у него пот так выделяется. Прошло много лет. Кто-то из моего класса стал журналистом , охранником, инженером, геологом, программистом. Но я до сих пор помню смрадное дыхание и потныё ручонки у себя на груди и этот липкий страх: « ничего не видела, ничего не слышала, поэтому никому ничего не скажешь». Этот страх прошел через полгода. В коридоре прокуратуры, куда я после школы зашла к отцу, я увидела жалкого пацанчика лет шестнадцати, воющего в голос , размазывающего сопли по лицу и мерно бьющегося головой о стену. Мальчик был рыжим, с веснушками и зелёными соплями . «Вот , -сказал папа, - «Посмотри, насильника задержали. Посмотри внимателно и никогда ничего не бойся».

Точка зрения с другой стороны . Говорит Петрик:

" Девочки у нас в классе были разнообразные. Ирка Козлова имела обычай громко обсуждать последний матч: "Опять наши немцам прос..ли!" Светка Черных страшно нервничала, если вместо ожидаемой пятерки получала четверку, любила лошадей и писала в анкете "хочу быть астрофизиком". Разрядница же Оля Горникова могла без остановки крутиться на турнике, и мальчики ее уважали.
Но наступала перемена, и Голубев подначивал пацанов занимать наблюдательные места под лестницей. Что уж там было у спускающихся старшеклассниц видно, непонятно, поэтому вскоре оставались лишь самые стойкие. Интернета тогда не существовало.
Играть в слона было весело, даже в безластиковом варианте. Странно, уже не помню, играл ли я роль всадника или коня... Круче было только накачать друга на глубоком вдохе (и задержке дыхания) в живот - этот трюк давал минутную потерю сознания с головокружением. Пару раз меня отшлепали по щекам, приводя в чувства.
И мне было мучительно грустно, когда я узнал, что Борисов целовался за сараем с Ипатьевой - девочкой, которой я так и не признался, что она мне нравится, хотя мы дружили с ней в младших классах." ( комментарий Петрика)
Tags: машина времени, моя жизнь, праздники, прогулки с Томаси, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments